ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ-ДАЙДЖЕСТ ДЛЯ ВСЕХ
Мы не рассказываем о новостях. Мы говорим о душе и ее спасении

Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви, гриф № 217 от 12. 07. 2012 г.

 
ПОЖЕРТВОВАНИЯ НА СБОРНИК:

8 963 942 96 57 
(БИЛАЙН)
410011484072751
ЮMoney (Яндекс. Деньги) 

Подробнее...


   
Сайты лучших православных СМИ
 
Видеотека
 
Православное радио
 
«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Январь 2023 (17)
Декабрь 2022 (17)
Ноябрь 2022 (24)
Октябрь 2022 (23)
Сентябрь 2022 (17)
Август 2022 (25)

Семья и воспитание / Мир и Православие | 28-02-2022, 15:15

Источник информации

«НУЖНО ПООЩРЯТЬ ТЯГУ К ПОЗНАНИЮ МИРА» Беседа с иереем Алексием Горячкиным о компьютерных играх. pravoslavie.ru

Проголосовать:
голосов: 0

Анна Берсенева-Шанкевич

Священник Алексий Горячкин, клирик женского ставропигиального монастыря Зосимова пустынь, в детстве был настоящим игроманом: часами сидел за компьютером, играл по ночам и входил в пятерку лучших игроков России в «Counter-Strike». И он не только излечился от зависимости, но и стал впоследствии священником. Сегодня отец Алексий, помимо пастырского служения, преподаёт информатику в православной гимназии «Светоч» ученикам со 2 по 11 класс. Отец Алексий рассказал, как для него стало возможным победить пристрастие к играм и чем родители могут помочь своим детям.







– Отец Алексий, когда вы увлеклись компьютерными играми?

– С раннего возраста, лет с семи. Тогда компьютеров ещё не было, были игровые автоматы. Мы жили в Ялте, и я часами пропадал на автовокзале, где устроили игровой зал. Некоторое время играл сам, но в основном стоял и смотрел, как играют другие. И так происходило почти каждый день! В 1990-м году, когда мне было 10 лет, в офисе, где работали мои родители, появились компьютеры. На работу пригласили человека, специалиста по компьютерам, чтобы и обслуживать их, и обучать сотрудников на них работать. Мама моя вела бухгалтерию, ей обычно не хватало времени на занятия, и, чтобы нанятый специалист не сидел без дела, ему поручили обучать меня. Тогда я познакомился с первой компьютерной игрой – «Принц Персии». Сколько компьютеров я переломал в том офисе! Залезал в программы, стирал системные файлы, ломал физически… Добавил работы сотруднику, которому приходилось всё это восстанавливать после моих экспериментов. Но впоследствии мне этот опыт очень пригодился: когда знаешь, как ломается, можешь понять, как починить.

До «Принца Персии» были какие-то несерьезные игрушки, вроде тетриса; потом я перепробовал много разных игр. А заядлым игроманом стал уже лет в 17, когда мы с братом открыли для себя «Counter-Strike». В эту игру я втянулся по-настоящему, и даже в какой-то момент вошел в пятерку лучших игроков России.

– Как это отражалось на учебе в школе?

– Сначала плохо, а потом я перешёл в другую школу, и всё изменилось – стал учиться хорошо. Думаю, дело было не в том, что в свободное время я увлекался играми, а в том, как относились к нам учителя. Помню, учительница литературы на первом же уроке заявила нам, девятиклассникам: «Я привыкла работать со взрослыми людьми и ребячества от вас не потерплю». Мы думаем: ничего себе, нас назвали взрослыми, с нами считаются! И стали иначе относиться к предмету. Серьёзней.

– Если говорить о степени зависимости, специалисты приравнивают игроманию к тяжелым наркотикам. Как вам удалось избавиться от пристрастия к компьютерным играм?

– Параллельно с играми я увлекся программированием. Сначала изучал его самостоятельно, и это увлечение перетянуло мое внимание от игрушек к более серьезным предметам. Ведь игра – это потребительство: ты пользуешься плодами чьей-то фантазии. А программирование – чистое творчество: ты сам создаешь некий продукт. Тут столько возможностей, перед тобой раскрывается целая Вселенная – созидай, что хочешь! Потом это увлечение привело к тому, что я поступил в институт на факультет информационных технологий. Выучился на программиста; некоторое время работал по профессии в компании по ремонту компьютеров, кроме того, занимался версткой еженедельной газеты.

Увлечение привело к тому, что я поступил в институт на факультет информационных технологий

– Вы тогда были уже воцерковленным? Верующим?

 Верующим я был всегда… Не знаю, есть ли вообще люди, которые отрицают существование Бога? Они могут по-разному Его называть, верить в некие высшие силы, но всё равно это вера. Человека, который полностью отрицал бы существование Бога, я ещё не встречал.

Я был верующим, но моя вера не принимала какой-то определенной формы. В 2003-м году, когда мне исполнилось 20 лет, я увлекся романами сектантского толка. Меня интересовала не столько идеология, сколько сюжеты – увлекательные и захватывающие. В одной из книг взгляд зацепился за фразу, в которой автор предложил подсчитать, сколько времени мы думаем о Боге. Буквально подсчитать: сколько минут в неделю, в месяц? Я прикинул и решил, что у меня наберется, наверное, несколько минут в неделю. Явно не больше. И подумал, что это несправедливо по отношению к Богу: Он так о нас заботится, столько нам всего предоставляет, и отвечать ему какими-то грошами в виде нескольких минут – это бессовестно.

Иерей Алексий Горячкин с семьейС этого момента все и началось. Первый раз я пришел в храм, смотрю: очередь идет куда-то. Пристроился в конец этой очереди, спрашиваю: куда идут? На Причастие. А что это? Мне объяснили, что надо сначала исповедоваться, а потом батюшка расскажет, что делать. Ну ладно, я отошел в сторонку. Все было сказано по-доброму, никто не шикал. Мне в этом плане повезло, я не встречал в храме никаких сердитых бабушек. Потом поговорил со священником, он мне все объяснил, рассказал. Так потихоньку началось моё воцерковление.

Спустя полгода в храме некому было Апостол читать; поручили мне. Я в каких-то книжках вычитал, что с Апостолом нужно из алтаря выходить – а я же неофит, мне нужно все по канону делать! Подхожу к настоятелю, говорю: я из алтаря буду выходить. Отец Савва отвечает: да из храма тоже можно. Нет, настаиваю, нужно из алтаря! И батюшка смиренный пустил меня в алтарь. Вот я полслужбы стоял, не шелохнувшись, в алтаре с Апостолом, потом выходил красиво, читал, возвращался в алтарь и так же, не шелохнувшись, с Апостолом в руках стоял до конца службы. А в алтаре всегда ведь помощь нужна – то кадило подать, то записки… Так я стал алтарником. А потом как-то естественно, словно так и должно быть, я поехал поступать в семинарию в Сергиев Посад.

Мое первое образование пригодилось мне и в семинарии. Там у всех спрашивают, кто что умеет, у кого какие навыки. И все годы обучения я занимался системным администрированием семинарских компьютеров.

– Вернемся немного назад – как родители относились к вашему увлечению компьютерными играми? Пытались запретить?

– Родителей это беспокоило, но надо отдать им должное – они меня не дергали. Не прессовали, не переубеждали. Был период после школы, около года, еще до поступления в институт, когда я ночами бодрствовал, а днем спал. Тогда я уже меньше играл, больше занимался исследовательской деятельностью. Всю ночь возился с компьютером, утром мы встречались с родителями, здоровались, и я шел спать, а они завтракать. И весь этот год они меня не трогали. Потом, конечно, мои ночные бдения прошли сами, переросли в более серьезное отношение к предмету, и больше проблем не было.

– Что вы могли бы посоветовать родителям, чьи дети слишком увлечены, например, своими мобильными телефонами?

– Ну, мобильные телефоны – не компьютерные игры, к ним другой подход. Я своим четверым детям разрешаю играть на компьютере только в развивающие игры. Причем дети должны объяснить мне, какой именно навык развивает у них та или иная игра.

Дети должны объяснить мне, какой именно навык развивает у них та или иная игра

Необходимо растолковать ребёнку пользу и вред любого занятия. Может, не сразу, но он поймёт. Важность личного примера тоже никто не отменял: если мама часами сидит в Инстаграме, как она может требовать от дочери, чтобы та отложила смартфон?

Но вообще я всем родителям, которые приходят ко мне с жалобами на своих детей, говорю, чтобы они каким-то образом переключили внимание ребенка на познавательную деятельность. У детей пытливый ум, они сначала играют в машинки, а потом начинают их разбирать, чтобы посмотреть, как там все устроено. Нужно поощрять эту тягу к познанию мира. Отправить на курсы робототехники, на программирование – сейчас очень много подобных курсов. В школе, где я преподаю, мы с малышами занимаемся мультяшным программированием, очень простым и для детей увлекательным. Есть программирование Майнкрафт – многие дети увлекаются этой игрой, поэтому несложно переключить их внимание на более созидательный вид деятельности. Современным родителям проще – много инструментов, которых в моем детстве не было. И упускать эту возможность не стоит – ребенка нужно увлечь, чтобы он из пользователя превратился в творца. Впоследствии это увлечение может перерасти в профессию и даст возможность уже выросшему ребенку зарабатывать на хлеб для себя и своей семьи.

С иереем Алексием Горячкиным
беседовала Анна Берсенева-Шанкевич
 

В сюжете: Священник Алексий Горячкин игромания

 

Просмотров: 265
Опубликовал: Олег Рыжков

Подписка на сборник ДУША

Дорогие читатели!

Теперь, начиная с любого месяца, Вы можете подписаться на сборник ДУША через «Почту России».

Наш подписной индекс ПИ559

Подписаться можно любым, из этих трех способов:

1) На сайте «Почты России» podpiska.pochta.ru в строке поиска напишите слово «Душа», выберите наше издание и следуйте подсказкам или по прямой ссылке вы сразу найдете наше издание. https://podpiska.pochta.ru/press/ПИ559

2) Приходите в любое отделение «Почты России», назовите наш подписной индекс ПИ559 или название «Душа встреча с Господом» и оформите подписку у оператора.

 
Архив номеров
 
 
 
Сайты лучших православных СМИ
 
Библиотека
   
Метки
   
Друзья сайта
Представительства «Души»:
г. Москва, Михаил Штыкин: тел. +7 985 038 6098, mail: podpiskadusha@mail.ru
г. Санкт-Петербург. Алексей Алексеев: тел. +7 911 786 5254, mail: dysha.spb@mail.ru